Карты Таро: Опыт толкования старших Арканов (Смерть)

 

Смерть

 

Соответствия по Liber 777:

Буква — Нун,

Значение буквы — рыба,

Управитель — скорпион,

Положение на древе — Тифарет — Нецах.

Цвета — зеленовато-синий и тускло-коричневый,

Египетские боги — Мерти, Апоп, Тифон, Хепра, Хамменит,

Индийские боги — Кундалини,

Медитация — скелет,

Греческие боги — Арес, Танатос, Аид,

Римские боги — Марс,

Животные — Жук, скорпион, морской или речной рак, волк,

Растения — кактус,

Драгоценные камни — змеевик,

Магическое оружие — боль обязательства (должно быть что-то связанное с посвятительной клятвой)

Ароматы — сиамский бензой,

Магические силы — некромантия,

Тело человека — кишечник,

Мифические существа — ламии, стригии, ведьмы, Болезни в результате неправильной работы — рак,

Вселенная есть перемена; каждая перемена —

Результат акта любви;

Все акты любви содержат чистую радость.

 

Умирай ежедневно.

Смерть, есть высшая точка одного изгиба змеи жизни.

Знай, что все противоположности друг друга дополняют,

И радуйся.

 

Возможные значения при девинации: «Преображение, перемена — произвольная или непроизвольная, но в любом случае произошедшая как логическое развитие существующих условий, и всё же неожиданная. Кажущая смерть или разрушение, но такое толкование иллюзорно» (Алистер Кроули «Книга Тота»).

 

Самая тайная карта — пишет о тринадцатом аркане Кроули. В самом деле, и название и номер вызывают ощущение чего-то зловещего и пугающего. Скорпион — самый мрачный, самый тайный и самый тёмный из зодиакального круга. Коса в руках смерти, указывает на причастность к этому архетипу другого, разобранного нами планетарного архетипа — Сатурна.

 

Кроули указывает на триаду, которая находится в основе этого архетипа и является веткой эволюционного восхождения — скорпион, змея, орёл. Скорпион, здесь символизирует эгоцид, уничтожение себя в акте трансформации, змей является универсальным символом одновременно жизни и смерти, а Орёл представляет цель великого делания — возвышение над плотной материей.

 

Кроули парадоксальным образом соотносит тринадцатый и одиннадцатый арканы, утверждая что, «данная карта в строгом смысле является завершением карты вожделение».

 

Самая тайная карта… Не здесь ли сокрыта одна из глубочайших тайн мистерии — тайна преображения через смерть, тайна которую так легко понять неправильно. Трансформация идёт самым тяжелым из возможных путей — путём Сатурны, который в этой карте представлен в виде жнеца, и персонифицирует сразу две архитепические идеи — смерть и время.

 

Пожалуйста прослушайте текст песни «Зёрна», группы башня Rowan, который позволяет прочувствовать суть этого архетипа:

 

«В глубине, в далёкой бездне,

Отойдя от солнца и звука,

Приблизившись к водам и снам,

Отчасти исполнившись снами,

Наблюдаю как мерно сквозь тонкую кожу, сквозь тонкую оболочку,

Проступает слепой, но внятно настойчивый корень,

Нежною и незатвердевшей, плотью своей раздвигающий костную землю,

Проходящий немного, о движущийся непрерывно,

В неусыпном движении почти непрестанно растущий,

Из меня уносящий по капле последние силы,

Я зерно! Я хотеть не умею. Я в недрах запекшейся тверди.

Не расскажет зерно про себя — посмотри на поверхность. Посмотри на поверхность!

Посмотри, как мы растём»

 

Обратите внимание на единство нескольких архитепических идей в процитированном отрывке — идеи смерти, как носителю новой жизни, погружение в бездну, и земледельческого ритма плодородия, традиционно связанного как с элевсинскими мистериями, так и с Сатурном, который изначально был богом плодородия.

 

Вспоминая десятый аркан, представляющий архитепическую идею судьбы (не путать с идеей кармы), то смерть, будет самой низкой точкой колеса, куда низвергается тифон, держа перед собой анх — символ вечной жизни. Смерть — распад и гниение старого, из которого неизбежно произрастает новые ростки жизни.

 

Но тайна смерти, как природного цикла, скрывает за собой ещё более важную тайну — тайну эволюции. Вот что пишет великий суфийский мистик:

 

«Я был камнем, но умер и стал растением.

Я умер как растение, и стал животным,

Я умер как животное, и стал человеком,

Чего же мне боятся, разве смерть когда нибудь обокрала меня?

И как человек я умру, чтобы стать ангелом,

Но и ангелом я буду не вечно,

И стану со временем тем, что даже не в силах представить мой разум».

 

В этом отношении полезно взглянуть на номер этого аркана немного с другого угла. Цифра «13», это не только число всех несчастий, но и начала нового цикла. Двенадцать часов, двенадцать месяцев и двенадцать знаков зодиака, восточный календарь так же состоит из цикла в 12 лет. Тринадцать здесь — синоним «первый». С другой стороны, тринадцатый час, это час который находится вне времени, по ту сторону. Не день и не ночь, не свет и не тьма, тринадцатый час, помещён по ту сторону, и оттуда веет холодный ветер Сатурна.

 

Я хочу обратить внимание, насколько значение этой карты отличается для обычного человека и для мага. Для обычного человека, нет карты страшнее, и дело тут не в смерти, ибо все тарологи в один голос утверждают, что физическая смерть практически никогда не бывает связана с этой картой. Но то состояние обнаженного Сатурна, во власти скорпиона, психологически способен выдержать далеко не каждый.

 

Для мага, напротив эта карта является желанной избавительницей, и не случайно Сатурн на древе жизни есть бина, которая есть одновременно великая мать, Бабалон, объединение с которой ведёт к уничтожению ложного эго и перерождению в принципиально ином качестве.

 

Говоря о тринадцатом аркане следует заметить его парадоксальность. Как известно из астрологии, скорпион является знаком максимально близким к смерти, но при этом самым страстным, самым сексуальным из двенадцати знаков. На этот же парадокс указывает уже процитированное утверждение Кроули о связи одиннадцатого и тринадцатого аркана, где Смерть, оказывается прямым продолжением «Вожделения». Одиннадцатый аркан соответствует Бабалон, как ЖИЗНИ, что было внимательно проанализировано, но тринадцатый аркан, есть та же Бабалон, но в аспекте смерти. На корректность этого соответствия указывает и то, что третья сфира на древе — Бина, является одновременно сфирой Сатурна и сфирой где находится дворец Бабалон, по ту сторону жизни и смерти.

 

Потому мы можем сказать, что аркану смерть присуще особого рода страстность, которую впрочем невозможно отождествить с сексуальностью в привычном смысле — это скорей та тяжелая сексуальность, которая оказывается одновременно связана со смертью и страданием, что будет проиллюстрировано сновидениями связанными с архетипом «смерть».

 

В литературе наиболее яркими образами связанными с тринадцатым арканом изобилует Майринк. «Белый доминиканец», «Зёлёный лик», «ангел западного окна», являются шедеврами инициатической литературы, где в мельчайших деталях передано ощущение прохождения внутренней инициации. Негативные персонажи Майринка, как то Медуза из «Белого доминиканца», Исаис Чёрная, в глубинном смысле и являются тайными инициатами, которые детерминируют развитие инициируемого. Возможно сам Майринк не до конца понимал всю парадоксальность этих персонажей и на свой лад повторил ошибку Иоанна богослова который «Не понимает, что Сатана, Древний Змий, пресмыкающийся в Преисподней, в озере Огненном, горящем Серою — это Солнце-Отец, вибрация Жизни, Князь Бесконечного Пространства, пылающий своей Пожирающей Энергией; и Он же — тот престольный Свет, Духом коего залит весь Город из Драгоценных Камней, а Блудница БАБАЛОН и есть Жена, Облаченная в Солнце». Тем не менее с точки зрения передачи духа архетипа «Смерть» Майринку равных нет.

 

Как проявляется этот архетип в сновидениях? Прежде всего это конечно сновидения о смерти. Впрочем далеко не каждое сновидение где присутствует тема смерти, может быть отнесено к данному архетипу. Эта тема была кратко затронута в одной из первых лекциях. Ниже я приведу несколько снов, где на мой взгляд этот архетип представлен во всей полноте:

 

Сон 1: я нахожусь в том же районе (дачи) и понимаю, что пришло время смерти. Я знаю, что дачный домик это нечто вроде газовой камеры и как только я войду в него будет пущен смертельный газ. Я вхожу в дом с чувством священного ужаса. Всё моё существо готово выбежать, но я из последних сил сдерживаюсь, ибо «Предначертанное должно исполнится». Я начинаю ощущать поступление газа своей смертью. Я ощущаю, как немеет тело, как перед глазами появляется поочерёдно разные цвета радуги, мне становится ясно — всё кончено, пути назад нет, сознание начинает растворяться в потоке. В тот миг, когда растворение кажется полным, я просыпаюсь

 

Сон 2: весь сон я умирал. В памяти осталось только чувство предельного ужаса. Всё это происходило постепенно. Сначала я узнал о близости смерти, потом ощутил как тело стало коченеть и холодеть. Потом тело казалось полностью умерло, но самое страшное было осознавать себя сознанием отдельным от тела, и как это сознание распадалось. В отличие от сна № 1, Где переживание смерти было даже приятным, здесь это был только кошмар»

 

Сон 3 Я продаю газеты в маршрутках и автобусах, я оказываюсь где то в районе маяковки. В этот момент, что — то происходит и я со своей женой, несусь в автобусе который никто не может остановить. автобус доезжает до моста через оку и падает вниз. каким то чудом я выбираюсь, но моя жена там погибает. Моя тоска огромна, но проходит время и вот следующий кадр сна, я нахожусь всё в том же дворе Ирины, где читаю список каких то неизвестных произведений известного писателя. Внезапно мне становится всё ясно, оказывается, у меня есть вторая личность, и я сам убийца подстроивший аварию автобуса. И здесь на этом месте по запланированному, какой то тёмной силой планом, я должен погибнуть от руки воскресшего мертвеца, предположительно моей жены. Я оглядываюсь и вижу, что в моём направлении кто — то идёт. Я вижу ужасное, искаженное тлением лицо, похожее на нечто из фильмов ужаса, только пострашнее. У меня возникает естественное желание бежать, но вдруг меня берёт такое отчаяние и гнев, и я решаю, что раз уж невозможно изменить ход сценария, я приму его с достоинством. Я оборачиваюсь лицом к мертвецу и иду в его сторону. С каждым шагом сопротивление страха всё больше, но я подхожу к мертвецу, который по всей видимости ещё и вампир, и взяв его за голову, крепко целую. В этот момент я почувствовал, что умираю, и холод казалось пронзил всё тело, но уже в следующий момент, я понял, что я смогу вернуть мертвецу жизнь и сейчас обладаю огромной силой которая перешла мне от мертвеца. Это переживание себя всемогущим Богом, длилось несколько секунд не более, и в эти секунды меня пронзает мысль — главное сделать правильный выбор.

 

Сон 4 «Я и некая женщина. Весь сон, я тайно или явно пытаюсь добиться её расположения (подробностей не помню) и вот наконец я обнимаю её в полумраке.

 

В этот момент в лучших традициях фильмов ужасов она начинает превращаться в смерть. Я чувствую, как в моих руках её череп превращается, во что-то неприятно мягкое, изо рта идёт какая то густая масса и в общем всё располагает к тому, что я в ловушке и надо бежать. Отвращение наступает и я понимаю, что по всем ролям я должен бежать — другого здесь просто не дано — вместо прекрасной женщины я сжимаю в объятиях склизкую смерть.

 

Однако в последний момент я что-то вспоминаю, про тёмный аспект Бабалон (Геката, Кали) и преодолевая отвращение пресуществляю его в большее возбуждение. Я не знаю как передать эти ощущение, но когда к предельному ужасу и отвращению прибавляется восторг азарта — я же Телемит, мне ли бояться тёмной стороны! И делаю свои объятия крепче, и смыкаюсь с ней в страстном поцелуе. НА этом меня буквально выталкивает из сна — что-то со словами «ещё не время»».

 

Я хочу обратить внимание, что в этих четырёх снах представлены разные грани одного и того же архетипа. В первом сне, смерть наступает почти сладостно, и сновидящее эго понимая необходимость этой жертвы не противится ей. Надо сказать, что буквально через два месяца мне выпала честь пережить уникальный трансформативный опыт — пробуждение кундалини, что делает понятным это на первый взгляд странное соответствие из индийских божеств.

 

Второй сон я увидел, несколько позже — где то через три месяца после пробуждения кундалини. Сон был связан с мучением, именно потому, что в отличии от первого случая сознание было убеждено, что достигло духовной вершины и всякое изменение бросало в ужас. Однако пробужденное кундалини не оглядывается на такие мелочи, как наше мнение о ней, и делает своё дело.

 

Финал третьего сна и четвёртый сон очень похожи. В них мы видим сознательное отдача себя силам смерти, которые одновременно (знак скорпион), являются пределом проявления силы страсти. То что в обоих случаях сознание делало правильный выбор, и само шло навстречу пугающему образу смерти, и вступало с ним в некое подобие сексуального слияния, как бы разворачивало мельницу богов, и эго-сновидца, в роде бы обречённое на смерть, проходило её как ворота, оказываясь по ту сторону, то есть входя в парадоксальный тринадцатый час.