Карты Таро: Опыт толкования старших Арканов (Искусство)

 

Искусство

 

Соответствия по Liber 777:

Буква — самех,

Значение буквы — опора,

Управитель — стрелец,

Положение на древе — Тифарет — Йесод

Цвета — синий и желтый,

Египетские боги — Нефтида,

Индийские боги — Вишну (как конный аватар),

Медитация — узкая щель,

Греческие боги — Аполлон, Артемида,

Римские боги — Диана,

Животные — кентавр, лошадь, гиппогриф, собака

Растения — тростник,

Драгоценные камни — гиацинт,

Магическое оружие — Стрела (быстрое и прямое применение силы)

Ароматы — дерево Алое,

Магические силы — трансмутация,

Тело человека — таз и бёдра,

Мифические существа — кентавр,

Болезни в случае неправильной работы — апоплексия, тромбоз

 

Лей щедро из вазы в твоей правой руке,

Не потеряв ни капли. Не ваза ли и в левой твоей руке?

Преврати всё в образ твоей воли,

Приведи каждого к его знаку совершенства.

Раствори жемчужину в чаше с вином; выпей и

Прояви силу этой жемчужины.

 

«Возможные значения при девинации: «Сочетание сил, реализация, действие основанное на точном расчёте, путь бегства, успех после тщательно спланированных манёвров». (Алистер Кроули «Книга Тота»)

 

Прежде всего, для понимания этой карты необходимо осмыслить её диалектическую связь с шестым арканом «Влюблённые». И тот и другой архетип принадлежит к алхимическому плану и в этом смысле являются наиболее «юнгианскими» картами. Если Влюблённые представляют анализ и разделение, то «Искусство» — синтез и объединение. С точки зрения индивидуации, эта карта является более поздним и более высоким состоянием.

 

В другой работе, я особо внимательно рассматривал положение на древе жизни — между сфирой солнца Тифарет, и сфирой луны. Йесод. Это значит, что индивидуирующий попадал на этот путь, как раз после проработки тени (сатурнический 32 путь), о оказывался в непосредственном взаимодействии с Анимой.

 

Во избежание неправильного понимания, хочу подчеркнуть, что карта не представляет Аниму как таковую, как известно Анима карт вполне достаточно, но скорей архетип той стадии индивидуации когда происходит работа с Анимой, и саму эту работу. Не случайно в главе посвященной анализу символизма этой карты, Кроули постоянно употребляет слово «свадьба», что является главным алхимическим символом, объединения противоположностей, а конкретно объединения эго-сознания, со своей Анимой. На эту же символику указывает и центральная фигура Андрогина на карте, которая из одной чаши питает небесного орла и земного льва.

 

Вот что пишет Кроули по поводу объединения противоположностей: «На карте изображено завершение королевской свадьбы, состоявшейся в шестом аркане. Чёрные и белые персонажи теперь объединились в одну андрогинную фигуру. Даже пчёлы и змеи на их одеяниях заключили союз. Красный лев стал белым, увеличившись в размере и важности, в то же время как белый орёл, тоже выросший стал красным. В нижней части карты видны, гармонично смешанные огонь и вода, но это лишь грубый символ духовной идеи, суть которой — удовлетворение желания неполного элемента,,, одного рода, завершить свою формулу, ассимилировав равное и противоположное».

 

Немаловажным символом так же является зелёная одежда, центральной фигуры. Нет, смысла и далее дословно цитировать Кроули — достаточно сопоставить фигуру алхимического андрогинна с дураком нулевого аркана, а так же вспомнить проводников в зелёной форме, и бессмертный роман Густава Майринка «зёленый лик».

 

Можно сказать, что шестой и четырнадцатый аркан образуют пары противоположностей, представляющие обязательные стадии великого делания. В этом смысле шестой аркан будет соответствовать, первичной стадии отделения души из-под власти материи, а четырнадцатый — следующую за этим алхимическую свадьбу со своими противоположностями. Для более глубокого понимания алхимических символов лежащих в основе этих архетипов, для изучения рекомендуется итоговый труд Юнга Мистерия объединения». Именно в том, что касается внутренней алхимии, мы находим уникальное единодушие и родственность идей Юнга и Кроули, которое конечно не может быть случайным.

 

В заметках астрального плана, Кроули писал, что существует особого рода «Алхимический» план, где Великое Делание часто представляется в форме символических пейзажей, населенных квази-геральдическими животными и человеческими персонажами иероглифического свойства, занятыми таинственными операциями Герметического Искусства». Несомненно восприятие этого плана связано с работой на путях зайн и самех.

 

Если посмотреть глобально, то можно сказать, что четырнадцатый аркан представляет способность сознания, которую Юнг определил как трансцендентную функцию. Трансцендентная функция,. Это психологическая функция которая возникает и работает в результате напряжения между сознанием и бессознательным и поддерживающая их объединение; функция связи между противоположностями. Трансцендентная функция является существенным компонентом саморегуляции психического. Проявляясь как правило символически, она переживается как новая установка к жизни и к своему носителю» (Валерий Зелинский «Словарь аналитической психологии»).

 

Эти положения станут наиболее понятны, когда мы обратимся к традиционным иллюстрациям — сновидениям. Очевидно, что мы можем говорить о активности четырнадцатого аркана, в тех случаях, когда сновидение демонстрирует объединение противоположностей на символическом уровне. Приведённый ниже сон, максимально конкретно иллюстрирует это положение: «Я увидел себя идущим по кладбищу с женщиной, которая на тот момент для меня крайне важно (проекция Анимы) и оказавшимся около входа. Мне очень не хочется заходить в этот храм ибо я никогда не желал заходить в православную церковь по причинам своих убеждений. Она настаивает и я всё же захожу с ней в храм. Войдя я с удивлением вижу, что внутри помещение не круглое а продолговатое чем то напоминающее длинные залы дворца. Я рассматриваю религиозные изображения на стенах и в чем-то нахожу их очень интересными. Я дохожу до конца зала и к своему удивлению вижу, что дальше начинается ещё один зал и когда я в него вхожу я вижу что здесь христианская символика смешанна наполовину с античной. Я вижу на одной стене изображение Христа по соседству с каким то античным Богом. Я чувствую что зашел я сюда не зря и чувство священного трепета охватывает меня. Я прохожу дальше, точнее меня ведёт она и я оказываюсь в третьем зале который уже имеет скорей полу первобытную языческую символику более грубую чем античная, но обладающая своим очень сильным энергетическим зарядом. Я вижу стеклянные витрины за которыми стоят ярко раскрашенные глиняные фигурки домовых, леших, русалок, месте с фигурками Христа, Марии, святых. Чувство священного охватывает меня сильнее и я благодарю судьбу, что я здесь оказался. Когда я дохожу до конца третьего зала нас нагоняет священник и размахивая кадилом начинает перечислять список услуг котором перемешанные как ознакомление с христианскими таинствами, так и скажем обучение привороту или заклинание духов стихий. На мой немой вопрос священник говорит — нам тоже деньги нужны. Затем мы выходим из церкви — далее эпизод немного смазан, единственное что помню точно мы превратились в два вихря ставший одним. В этом был совершено непередаваемый восторг с элементами сексуального или мистического экстаза».

 

К этому сну необходимы исключительно формальные комментарии, ибо по большому счёту сон и так весьма прозрачен. Прежде всего до определённого момента, я активно проецировал свою тень на христианство, не понимая, что даже там, есть весьма интересные идеи и талантливые люди. Весь сон — это трансценденция моих ценностей, с идеями мне враждебными, и каждый следующий зал открывает всё более глубинный и архаичный пласт, пока наконец не происходит окончательное объединение, которое можно назвать страстным объединением противоположностей.